Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:13 

ГСЧ

Альвар
aka Тёмный Игу
Сумерки Неправильной сказки

10.

Стражам Мастера Зеркал не нравился Герцог, и не нравилась его тяжелая шпага. Герцогу не нравились стражи, и со шпагой он обращался вполне ловко. Его уже порядком подросший питомец, зазеркальный драконопес, крутился поблизости, коротким рычанием предупреждая хозяина всякий раз, когда стражи пытались протянуть к Герцогу лапы из дополнительных измерений. Поэтому для стражей оказалось весьма неприятным сюрпризом, что дотянуться до вроде бы простой добычи не так-то легко! Мало того – «добыча» кусается, встречая когтистые лапы стражников острой сталью. Когда темная, как чернила, кровь стражей редкими каплями усеяла землю рядом с Герцогом, зазеркальные твари злобно завыли, то ли призывая кого-то на помощь, то ли просто выпуская пар. Впрочем, Герцог уже отступал – вроде бы неспешно, но быстро и как-то очень изящно, словно танцуя. Шаг – и он уже у стены зеркального замка, разворот под аккомпанемент собачьего рычания – и высунувшаяся из воздуха шипастая лапа натыкается на подставленный клинок, шаг-и-шаг – и, увернувшись от брызнувшей крови, Герцог сворачивает за угол… Шаг-разворот, шаг-шаг-короткая пробежка… Стражи не стали преследовать Герцога, когда он нырнул в заросли уродливо-покореженных деревьев. С неба по-прежнему сыпал то ли дождь, то ли снег, за стенами замка завывали стражи, и тихий звон разбитых зеркал вплетался в их вой удивительно гармонично.

Когда замок остался довольно далеко позади, Герцог вложил шпагу в ножны и потрепал по холке жмущегося к ноге драконопса:
- Умница, Тень. Хорошая девочка.
Драконопес оскалился в радостной улыбке и завилял длинным хвостом, косясь назад и умильно морща нос.
- Нет, Тень, на сегодня хватит. Больше мы туда играть не идём.
Хвост поник.
- Пока не идем. Отдохнем, перекусим… а там поглядим. Может, и еще разок сбегаем поиграть – нечего им там сильно расслабляться.
Хвост завилял снова – умное существо отлично понимало хозяина. Герцог улыбнулся, взъерошил шелковистую звериную шерсть на загривке своей питомицы, и неспешно направился домой. И в самом деле – выпить чаю, перекусить… а потом можно снова прогуляться к Замку, чтобы Мастер Зеркал и его стражи особо не расслаблялись.



- Алиса, Алиса, Алиса… - бормотал Кролик, нервно прохаживаясь по тропинке. Снег под его ногами был давно истоптан - он бродил по кругу уже битый час, пытаясь оформить свои ощущения в образ той самой Алисы, которая именно сейчас нужна неправильной сказке. Ему очень не хватало общего обсуждения, дружеского трепа, под который мысли не ворочались лениво, как сейчас, а метались от образа к образу, от идеи к идеи, собирая, анализируя, примеряя, отметая и снова находя нужные элементы черточку за черточкой.
- Отвык… - бормотал Кролик, досадливо щелкая крышкой карманных часов. – Отвык сам и быстро!.. Эх, Кот, как же порой тебя не хватает… Угораздило же тебя… Так, ладно. Алиса.
Он остановился, глядя на ползущее над сугробами марево. Вот марево зацепило краем куст засохшего бурьяна, и бурьяна мгновение раздвоился – на этом же месте возник цветущий кустик с по-весеннему нежными листочками. Кролик поморщился и тряхнул головой, возвращаясь к своей задаче.
- Итак, Алиса. Раз бардак начался с дворца… в смысле, волны идут от дворца как от сердца страны, собственно… значит, надо навести порядок именно там. Верно? Верно. А как навести порядок? Привести Короля. Ну или Королеву, не суть. Какую?
Он вздохнул и сел прямо на утоптанную тропинку, рассеянно катая в пальцах снежный комок. Его бормотание звучало монотонно и жутковато, но ему было все равно – звуки своего голоса помогали думать, придавали размышлениям определенный вес.
-…По традиции это должна быть игра, которая задаст тон всему дворцу… и вообще эпохе. Боже, я говорю как искусствовед!.. Игра, короче. Шахматы были. Белые, черные, византийские… были, в общем. Никто не говорит, что повторяться нельзя, но… почему-то не хочется. Не то. Маджонг был. Домино. Карты… хм. По мастям? Сердца были. Пики были… Хм-хм-хм. Трефы-шпаги? Масть монет? Нет, слишком просто, слишком однозначно для нынешней ситуации. Но карты – ах, карты все-таки хороши!..
Он задумался, глядя себе под ноги, и через некоторое время хлопнул себя по лбу:
- Карты Таро! Ну конечно! Выбрать определенность из множества неопределенностей – что может быть вернее карт Таро!
Кролик вскочил, уронил под ноги скатанный в ледышку снежок и пошел по тропинке уверенно и стремительно. И тропинка, подчиняясь его желанию и желанию Страны, послушно свернула на Изнанку, в Межмирье – а потом и в нужный Хранителю мир, где жила и наверняка ждала приглашения в Сказку та самая, единственно верная Алиса.



Туман клубился тяжелой пеной, серым промозглым прибоем накатывался на поляну и пятился обратно, за Границу, мокрой галькой оставляя за собой тварей. Твари были большие, с лошадь, и маленькие, с зайца, они щетинились когтями и клыками, которыми царапали и рвали ткань реальности, пытаясь уничтожить пространство Сказки, размести его в клочки, вернуть территории древнему Хаосу… С момента, когда реальность во Дворце разбилась отражениями, Туман словно взбесился, выплевывая тварей без сна и отдыха, будто Хаос, почуяв слабину раненой Страны, решил собрать силы и атаковать в спину. Черный Шахматный отряд стоял между хаосом и страной, но… Но. Двое суток непрерывного боя подкосили его ряды. Солдаты были вымотаны, многие ранены, отряд уже начинал нести потери.
- Мы потеряли трех копейщиков, - доложил Офицеру подбежавший солдат, утирая пот. – Может, отойти?..
- Нет! - отрезал Офицер. – Держим позиции! Пока у нас нет командира, мы просто обязаны удержать Границу! Даже если мы тут все ляжем…
- Если вы тут все ляжете, кто Границу удержит?! – раздалось над их головами, и на траву, в стремительном приземлении складывая крылья, спикировал взъерошенный Антрацит. Оглядел обрывки Тумана, медленно вскипающего в пенные валы, потрепанных солдат… и, выхватив у ошарашенного Офицера шпагу, ринулся к линии Тумана, рявкнув на ходу:
- К черту копья! Всем взять арбалеты и назад, отступить к линии первых деревьев! Левое крыло… Ты, который с порезанным лицом, тебе говорю!.. Бери левое крыло, и пошли нахер отсюда, отступаете назад за поляну и отдыхаете – у вас три часа! Остальные – ребята, держимся с арбалетами, через три часа отдохнете! К Туману не лезть, я тут сам разберусь… и скоро еще кавалерия подойдет…
- К-кавалерия?.. – растерянно переспросил солдат, пока офицер, коротко раздавая приказы, уводил часть солдат на отдых. Антрацит не ответил – он уже несся к Туману, по пути растаптывая и разметая шпагой зубастую мелочь. Вместо него ответил рыжий тип в порванной куртке, выскочивший из-за деревьев к полю боя:
- Это мы – кавалерия! Антрацит, куда один ломанулся?! Вот… конь!..
И он рванул следом за формальным командиром Черного отряда, подхватив с земли оброненное кем-то копье. Солдат опомнился и, выполняя приказ, снял с плеча арбалет. Шагнул назад, подальше от набегающих тварей, прицелился… и его болт угодил точно между глаз зубастой твари, похожей одновременно на штопор и паука. Тварь хлюпнула и рассыпалась мокрыми брызгами. Солдат удовлетворенно прищурился и взял из связки следующий болт. Второй выстрел вышел не таким удачным – болт взрыл землю под лапами шустрой твари, которая примерялась, как бы ей подкрасться со спины к рыжему «кавалеристу». Третий болт тоже ушел «в молоко»… четвертый… Солдат выругался, продолжая выцеливать шуструю тварь, которая, не обращая внимания на болты, стелилась по земле, подбираясь к рыжему всё ближе и ближе…
- Тренировки мало? – сказала девушка в охотничьей куртке, доставая из-за спины длинный лук. – Подвинься…
Её движение было плавным, отточенным… и неуловимым. Полвздоха – и стрела ложится на тетиву. Миг – прищуренные глаза оценивают расстояние. Щелчок, свист – и стрела вошла в загривок твари в тот самый момент, когда та вскинулась для прыжка.
Солдат не успел восхититься или спросить имя.
- Бей по тем, что лезут сюда, - уверенно сказала девушка, оценивая поле боя. – А я буду прикрывать эти двоих…
Солдат кивнул и достал из связки следующий арбалетный болт. За спиной оживленно переговаривались воспрянувшие духом арбалетчики, и Офицер выкрикивал короткие команды, координируя стрелковую атаку так, чтобы не мешать Антрациту и Орленку, сдерживающим особо крупных тварей на самой границе Тумана.
«Теперь мы точно отобьемся! - подумал шахматный солдат, в очередной раз натягивая тетиву арбалета. – Командир здесь – значит, отряд выживет! И это очень здорово…»
Даже марионеткам Неправильной сказки хотелось жить.
А может – особенно марионеткам.



Белый Кот стоял в дверях тронного зала, глядя на Белую Королеву. Она сидела в кресле, глядя в окно, за которым плавно кружились снежинки. Кружились, царапались в стекло и почти неслышно постукивали по подоконнику. Этот шелест напоминал Белому Коту шелест песка в старинных песочных часах. И еще напоминал о том, что время, отпущенное ему и его Леди, скоро истечет. Гроссмейстер был не дурак – он отлично понимал, что такое положение вещей губительно для сказки, а значит, Хранитель скоро приведет новую Алису, ту, что способна выбрать из множества расколов один, верный, снова изгнав зарождающийся здесь Хаос за черту гребаной страны чудес. И это будет означать уход Белой Королевы в небытие. Снова. А вместе с ней, разумеется, и его, Белого Кота, Гроссмейстера, того, кто в какой-то мере был виновен в том, что сейчас Сказка медленно растворяется в волнах хаоса.
Впрочем, он не жалел. Ни о том, что вернулся, ни о том, что уйдет. Потому что для него, по сути, не было прошлого и будущего – только настоящее, в котором Белая Королева смотрела на белый снег за окном и мечтательно улыбалась, прикрыв светлые глаза с удивительно пушистыми ресницами. Поэтому Белый Кот тоже улыбался – мечтательно и влюблено, глядя на свою снежную Леди.
Здесь и сейчас.
Остальное не имеет значения.
А шелест… это всё ещё просто снежинки, невесомо царапающие оконное стекло.



В Штабе было тепло и уютно. Но нервно. Герцогиня то и дело передергивала плечами – ей казалось, что на кожу оседает тонкая липкая паутина. Может, передавалось волнение Штаба – Кот как-то упоминал о том, что Штаб – живое существо, которое беспокоится о двух своих жильцах. А может, это было её собственное беспокойство. Было из-за чего!
За дверями по сугробам бродило марево, расслаивающее Неправильную сказку на множество осколков, во дворце хороводили несколько Правителей, на Границе насмерть стоял Черный отряд… а здесь Кот никак не желал приходить в себя. Он то метался в лихорадочном бреду, шепча что-то неразборчивое и норовя сорвать повязки, то затихал, дыша так редко и слабо, что Герцогиня нервно закусывала губу, пытаясь услышать его дыхание. Время, которое демон провалялся здесь один, в беспамятстве, едва добравшись до порога, не прошло даром – крови он потерял много, а раны очень нехорошо воспалились. Штаб пропах лекарственными травами и отварами, и Герцогиня без устали меняла повязки, вытирала пот со лба демона и слезы со своих щек, поила демона отварами в минуты, когда он хоть немного приходил в себя, и шептала, что всё будет хорошо.
- Почему они?!.. - обиженно бормотал Кот, глядя на Герцогиню лихорадочно блестящими глазами. – Ну в этот-то раз?!.. Я же… помочь хотел…
- Всё хорошо, Кот. Отдыхай…
- Я забываю… черт, я иногда об этом забываю…
- Выздоровеешь и отомстишь. Охотнику, Кролику…
- Это… не Кролик… Настоящий Кролик… найдите его… пусть Герцог…
- Уже нашли, тише. Настоящий Кролик ищет новую Алису.
- А… доппельган…гер?..
- Исчез. Ушел. Герцог разбирается с этим вопросом. Тише, тише…
- Хорошо, - Кот слабо улыбнулся и закрыл глаза. – Вы… молодцы… верно?
- А как же.
- На вас… можно… оставить страну…
- Оставить?! Не вздумай.
- …
- Эй, ты чего?!
Но Кот не ответил – или уснул, или отключился. Но он дышал, пусть слабо и неровно, и Герцогиня поправила сползший плед, поплотнее укутывая дрожащего в лихорадке демона.
«Вот угораздило же… Не бросай меня, Кот, имей совесть! Если ты… Если ты!.. Найду, верну и сама убью, понял?!..»
Демон, разумеется, не ответил её паническим мыслям. Зато Штаб, казалось, тихо вздохнул в унисон с Герцогиней, и рядом с ней на столе появилась чашечка крепкого ароматного кофе с бело-карамельной пенкой молока. В пене явно проглядывался сделанный наспех рисунок – полумесяц улыбки и две черточки – прищуренные глаза.
- Чеширский кофе? – слабо улыбнулась Герцогиня, беря чашку. – Спасибо.
Штаб добавил на стол блюдечко с одиноким пирожным.



- Прикольно, - сказал Черныш, зло глядя на стоящего на краю Тир-На-Ногта парня в синем плаще и белой полумаске. – Снова пришел меня убивать?
- Нет, - Некромант виновато развел руками. – Кошка велела идти сюда… пока.
- Пока – что?
- Пока они там, внизу, не разберутся со всеми проблемами и… и не придут разбираться со мной.
- Прикольно, - повторил Черныш с другой интонацией. – Я бы об этом послушал подробнее.
- Я не прочь поболтать – все лучше, чем нервничать, ожидая решения своей судьбы.
- Но учти – в этот раз я настороже. Попытаешься кого-то вызвать – тебе крышка.
- Да не хотел я тебя убивать, -досадливо отвел взгляд Некромант. – Этот… Белый Кот… он меня обманул. Точнее, всей правды не сказал. Слушай, я, честное слово, не знал, что буду причиной таких неприятностей…
- Ладно, верю, - махнул рукой Черныш. – Но приглядывать за тобой буду. Пошли в гостевой дом, расскажешь, что внизу происходит.
- Спасибо.
Некромант шел следом за Чернышом по ночному Тир-На-Ногту и думал о том, что здесь определенно живут те, кто мечтает получить второй шанс. Те, кто остался здесь – пусть так, бестелесно и невесомо, зацепившись за этот мир лишь самым краешком души…. Те, кто не захотел уйти насовсем. Некромант чувствовал этих существ – не враждебных, нет! Любопытных и, чаще всего, печальных. И – надеющихся. Без надежды это не срабатывало, как решил Некромант, столкнувшись с такими сущностями впервые.
И… вот беда-то… ему так хотелось подарить им шанс вернуться, доказать, что они надеялись не зря, что всегда есть возможность вернуться туда, куда вернуться хочется больше, чем домой. И всего-то надо – потянуться к ним и осторожно взять за руку.
Какая малость.



11.
Это был молодой человек, похожий на девушку. Или девушка, похожая на молодого человека – сходу уверенно не определишь, хотя манеры и поведения определенно мужские. Стройный, спокойный, в синем брючном костюме и ослепительно-белой рубашке, аккуратно застегнутой на все пуговицы. На плече у парня сидел ворон. Самый настоящий, хоть некрупный представитель птичьего племени, который топорщил перья, щелкал клювом и вообще всячески выражал неодобрение.
- Добро пожаловать в сказку, Алиса, - сказал Кролик, широким жестом указывая на заснеженную тропинку. – Во дворец – туда.
- Странно примерить на себя это имя, - сказал…
Сказал ворон.
- Это традиция, - ничуть не удивившись ответил Кролик. Алиса кивнул.
- Я понял, - сказал…
Не то чтобы ворон. Сказал Алиса устами ворона – это было понятно если не с первой, то со второй фразы точно.
- Тогда идем? – пригласил Кролик.
- Идем.
А за поворотом их ждала Белая Кошка.
- Будет весело, - сказала она, улыбнувшись Алисе и ворону. – Ты ведь не боишься опасностей, Алиса?
- О нет. Вокруг меня опасности обычно достаются другим – и, знаешь, порой от этого как-то даже обидно.
- Вот и славно. До встречи во дворце, Хранитель.
- Ну уж нет! – твердо сказал Кролик. – На этот раз я с вами.
- Чего так?!
- Перемены… - Кролик поежился. – В этот раз нам придется восстановить сказку, которая начала погружаться в первоначальный хаос. Возможно, новая сказка будет… совсем уж неправильной.
И Кролик первым двинулся по тропинке, ведущей ко дворцу.



Черному отряду пришлось отступить. Пока ненамного, до линии деревьев, но пришлось. Их осталось десять бойцов – почти пол-отряда! – плюс Антрацит, Орленок и Лора. Шахматные солдаты менялись, отдыхая уже не по три часа – по два, по часу, только чтобы руки перестали дрожать, а сердце выскакивать из груди, чтобы глотнуть воды – какой уж там чай! – и смочить пересохшее горло. Антрацит, Орленок и Лора не отдыхали – разве что по пять-десять минут, прислоняясь к дереву или плюхнувшись прямо на землю, пока Туман замирал, на время переставая выплевывать из себя тварей. Хаос полз из Тумана настойчиво и отчаянно, словно наконец нашел возможность вернуть давно утраченный плацдарм и не жалея для этого никаких ресурсов.
Через границу лезли меняющие форму твари, призраки прошлых гостей и жителей страны, копии обитателей сказочного чулана Ники-Тумана. Шипастый дракон, отдаленно похожий на Бармаглота, чуть не оторвал Антрациту крыло, оставив в перепонке огромный порез и надломив опорную кость. Антрацит грязно выругался и спрятал крылья, не обращая на текущую по спине и плечу кровь. Существо, похожее на помесь гигантского гриба с кальмаром, чуть не придушило двух арбалетчиков, пока Орленок не пробился через поросль щупалец и не вонзил обломок копья в центр его ядовито-фиолетового глаза. У Лоры дважды заканчивались стрелы, и Орленок носился по полю, подбирая стрелы, оставшиеся после подстреленных растаявших противников… А потом стрелы закончились, а Орленок завяз в драке с двумя огромными птицами, размахивающими длинными копьями, и Лора просто отобрала арбалет у одного из солдат… И успела вогнать арбалетный болт в шею «птице» в тот самый момент, когда её копье врезалось в бок Орленка, бросая рыжего под ноги второму противнику…
Хаос пер через границу, но Черный отряд держал его, медленно тая и неотвратимо теряя силы. Пока держал.



Хаос таился и на рубежах. Пройти таверну оказалось невозможно – целая сеть трещин, изрыгающих молнии, перекрыла дорогу к таверне.
- Бессмысленный риск, - сказал Кролик, и они пошли в обход.
…Через поляну Гусениц им пришлось пробираться едва ли не ползком – оказавшиеся в одном месте в одно время фигуры Гусениц устроили настоящую войну. Режущая кромка паутины, ядовитый туман, бритвенно-острые гадательные палочки – пройти через смертельную завесу оказалось ох как непросто…
…На подходе к границе и Черному отряду их остановил едва держащийся на ногах солдат.
- Нельзя, - хрипло сказал он. – Мы тут… Жарко здесь, в общем. Давайте в обход, ребята.
Они снова пошли в обход.
…Море обрушило на них селки и табун угольно-черных келпи, а хижина Отшельника оказалась сметена взбесившимся прибоем. Они отсиделись у Моржа, едва выплыв потом из внезапно образовавшегося водоворота…
…Бармаглот выглянула им навстречу из заснеженных кустов, снисходительно покосилась на Алису и его ворона, чихнула и снова улеглась в притоптанном сугробе и свернулась калачиком, сонно посапывая…
…Тру и Нетру, покрытые синяками и ссадинами, встретили их в Глущобе и взахлеб рассказали о Сером флейтисте и стае диких чудес, которые привели с собой чудно раскрашенных Арлекинов…
…На границе Цветочных провинций они встретили девушку в бело-черной одежде, и она посоветовала им повернуть назад, пока их не захлестнула война Азалий…
…А потом перед ними встал Дворец.
Это было странное зрелище. Не Дворец – сразу три Дворца стояло на одном месте, почти одновременно, почти… Голые каменные стены дворца Белой Королевы, стоило моргнуть, сменялись поросшими плющом стенами более поздних времен. Белые стяги на шпилях башен легко и ненавязчиво сменялись ало-черным или просто черными – и опять белыми. Во дворе мелькали тени то карточной стражи, то белых шахматных солдат… Сразу, одновременно… почти одновременно. Всё плыло, мерцало, картинки сменялись то резко, рывком, то плавно, взгляд не желал фокусироваться на множестве скользящих теней, и глаза начинали моргать от напряжения, отгораживаясь невольными слезами.
- Это похоже на лабиринт, - сказал ворон на плече Алисы. Алиса тем временем рассеянно отчищал от копоти рукав своего стильного пиджака. – Спорим, там, внутри, лабиринт? И нужно всего-навсего найти путь к его сердцу, к единственной неизменяемой комнате. Есть во дворце такая комната, которая бы никогда не менялась?
- Нет, - покачала головой Кошка.
- Возможно, есть, - хрипло от волнения сказал Кролик. – Кот что-то говорил об этом…
- Врал, как обычно, - скривилась Кошка.
- Может, и врал, а может нет, - не согласился с ней Кролик. – Кот иногда такие вещи знал…
- Наверняка есть, - уверенно сказал Алиса, и его ворон согласно каркнул уже от себя. – Так что… я пошел.
- Один?! – схватила его за рукав Кошка. – Нет уж, мы с тобой. Я пойду первой.
- Нет, - вежливо, но твердо казал Алиса, убирая её руку с рукава. – А это уже только мой рубеж. Вы и сами об этом знаете, верно?
Кошка отвела взгляд.
- Это всегда меня бесило, - сердито сказал Кролик, глядя на мерцающие стены дворца. – Все там что-то делают, а ты стоишь, как дурак, и ждешь!
- Это ничего, - мягко улыбнулся Алиса. – Я недолго, вот увидите.
И он пошел ко дворцу, поглаживая ворона, который сердито топорщил перья. Ворону дворец явно не нравился.
Кролик и Кошка смотрели, как он спускается с холма, проходит двор, минуя материализовавшуюся в воздухе и тут же исчезнувшую карточную стражу, и входит в ворота, захлопнувшиеся за ним с сухим треском.
- Надеюсь, он дойдет, - сказал Кролик, нервно потирая руки. – Если… если что… дальше будет сложнее, опаснее… и вообще может оказаться уже поздно.
- Ты стал пессимистом, прохлаждаясь у Мастера Зеркал, - хмыкнула Кошка. – Никаких «если» не будет. Ты его видел, этого Алису?! Он хорош!
- Он хорош, - согласился Кролик, мечтательно жмурясь.
- А его ворон? В первый раз такое вижу.
- О да.
- Где ты вообще его нашел?
- Места знать надо.
- Ты знаешь.
- Ага.
- Ну и чего тогда нервничаешь?
- Да я так…
Но Кошка тоже нервничала. Последние времена для гребаной страны чудес выдались непростыми. Всё постоянно шло наперекосяк, некоторые из обитателей постоянно балансировали на грани, рискуя нарваться на отвратительное настроение Королевы и оказаться на плахе, друзья становились подозрительными, враги подлыми… Что-то было не так, что-то заржавело, застопорилось в сложном механизме системы Неправильной сказки. И вот – её поглощает Хаос. Волны хаоса захлестывают страну, плавя реальность, меняя фигуры, вот-вот грозя смять последние барьеры и окончательно затопить пока еще держащуюся на плаву сказку.
«Лабиринт», - сказал этот Алиса.
Сумерки – так сказала бы Кошка. А вот закатные или утренние…
Ох, больной вопрос!
Впрочем, скоро станет ясно, сумел Алиса пройти свой собственный Лабиринт или нет. Отброшен будет обратно в Туман настырный хаос или нет. Будет жить Неправильная сказка – или где-то там, в неведомом её сердце, кто-то устало вздохнет и с раздражением швырнет в огонь исписанную тетрадку в потертой кожаной обложке.
- Смотри, - сказал Кролик. – Тучи…
И верно – небо над Дворцом медленно, но верно заволакивалось тяжелыми свинцовыми тучами.
20-24.01


@темы: без семи тринадцать, тексты

URL
Комментарии
2017-01-24 в 22:23 

Lunarcy
У каждого в жизни свой роковой койот
ТУУУЧИИИИИ **
рано или поздно... даже он стал Алисой))) ну и времена!

кавалерия, держись!))
и - эх, арбалетчики.. =(

2017-01-24 в 22:30 

Альвар
aka Тёмный Игу
суровые времена - суровые меры)

URL
2017-01-25 в 10:35 

kiichiro
Подвиг - удел дураков.
Двойная доза ГСЧ! *__*
оО неожиданно. Ваще неожиданно оО
Так вот оказывается, кто определяет какой будет дальше страна))) Круто))) Таро тоже не ожиданно оО Но удивительно гармонично))
Мне нравится Некромант)) Он крутой))
И Антрацит) Он не похож на Единорога*___* И одновременно похож)))
Орленок в гуще боя собирающий для Лоры стрелы^__^
Хочу еще^^
Спасибо, автор^^

2017-01-25 в 17:54 

Альвар
aka Тёмный Игу
мррр)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лисье

главная