20:46 

ДнД

Альвар
aka Тёмный Игу
Риддли
Часть шестая

Они и правда смотрелись на арене весьма эффектно – здоровенный могучий полуорк с моргенштерном и худощавый эльф с двумя легкими скимитарами. Народ оценил. Народ – куча людей на трибунах – свистел, улюлюкал, хохотал и подначивал обоих бойцов. Судя по выкрикам, особо азартные делали ставки на то, сколько продержится «эльф-гладиатор» против «машины смерти», или даже на то, как именно полуорк прикончит своего противника – размозжит грудь или оторвет ему голову. Риддли стоял с непроницаемым лицом, слушал выкрики и ждал сигнала о начале боя.

Как только пропел горн, Риддли бросился вперед. Полуорк еще только заносил руку, раскручивая над головой тяжелый моргенштерн, а Риддли уже проскочил мимо него, по пути полоснув обоими скимитарами по колену противника. Один клинок только рассек полуорку кожу и скрежетнул по кости, зато второй аккуратно перерезал связки. Разворачиваясь следом за юрким противником, полуорк пошатнулся и недоуменно посмотрел на свое подкосившееся колено. Зрители подбадривающе завопили, и полуорк, хромая, бросился на Риддли, на своём орочьем и корявом общем обещая порвать его в клочки. И драка пошла не на жизнь, а на смерть… как ни забавно это звучало с учетом того, что один из бойцов был уже мёртв.
Моргенштерн полуорка со свистом рассекал воздух, и его удары были очень мощны – Риддли понимал, что вряд ли переживет даже одно попадание. Оставалось метаться вокруг, выбирая момент, чтобы подскочить, ударить по уязвимым точкам, и снова отпрыгнуть, пока полуорк до него не дотянулся. А иногда он дотягивался – пусть покасаетльной, и рубашка Риддли довольно быстро окрасилась кровью из ссадин и глубоких ран. Проблема была еще в том, что мёртвый полуорк не чувствовал боли и не истекал кровью, а еще он не уставал. И правда – машина смерти! Молотил вокруг себя моргенштерном, периодически пытался схватить раздражающе юркого противника или ударить его свободной рукой, и только досадливо ревел, когда ему это не удавалось. Кажется, он привык к другому стилю боя – когда напротив стоит столь же мощный противник, с которым можно обмениваться сокрушительными ударами, пока у кого-нибудь не треснет череп. А тут – тощий крысёныш, который все время ускользает из-под ударов! Поэтому полуорк злился всё сильнее, удары его становились всё более резкими и менее упорядоченными, и он абсолютно не обращал внимания на мелкие порезы, которыми его осыпал Риддли. До тех пор, пока очередной удар скимитара раза этак с третьего не перерубил полуорку пальцы, сжимающие рукоять моргенштерна, и тяжёлое оружие не грохнулось на песок арены. Полуорк разъяренно взревел. Зрители тоже взревели – но восторженно. Полуорк бросился к оружию, подхватил его второй рукой и с бешенством бросился на Риддли. Моргенштерн свистнул в опасной близости от виска эльфа, когда тот ринулся в ответную атаку. Спотыкаясь от ран и усталости, он снова и снова подскакивал, бил скимитарами в одни и те же точки и опять отскакивал, с переменным успехом избегая ударов моргенштерна. Литые шипы этого смертоносного оружия уже разодрали ему бок, оставили глубокую рану на бедре, повредили левое плечо, заставив выронить второй скимитар… но его тактика, наконец, принесла результат. Сперва не выдержал надрубленный локтевой сустав мертвого полуорка, и моргенштерн снова грохнулся на арену. Следующий же удар скимитара дорезал, наконец, сухожилие на второй ноге полуорка, и тот, нелепо взмахнув не слушающимися его руками, ничком повалился под ноги эльфу. Третий удар…
Риддли замер, остановив клинок у надрезанного горла полуорка, и тяжелым взглядом обвел примолкшие ряды.
- Добивай! – крикнул кто-то, и зрители подхватили:
- Добей!
- Так его!
- Вперед, эльф-гладиатор!
- Добей!..
Полуорк смотрел снизу вверх равнодушным взглядом.
- Добей!
- Давай, эльф-гладиатор!..
- Да пошли вы… - негромко буркнул Риддли не то себе, не то полуорку и, повернувшись к трибунам, устало показал им неприличный жест. После чего швырнул скимитар в сторону и пошел прочь с арены. Кажется, зрители что-то орали – он не слышал. Всё его внимание было сосредоточено на том, чтобы не упасть.
И он не упал – медленно вышел за пределы арены и свалился уже там, с облегчением позволив себе потерять сознание.

Когда Риддли пришел в себя, вокруг было тихо, чисто и пахло пряностями. Он лежал прямо на полу на ворохе одеял, раны были перевязаны и, кажется, подлечены с помощью магии, а еще дико хотелось пить. Он приподнял голову, пытаясь разглядеть, где вообще находится и как бы добраться до воды, и услышал над собой насмешливый голос:
- Да лежи, чего встрепенулся…
Риддли кинул взглядом по сторонам и осознал, что находится, очевидно, в какой-то комнате для прислуги, а к нему подходит Рима Хала-Хайят с чашей в руке. Подошла, бросила на пол подушку, вытащенную откуда-то из кучи барахла у стены, и присела рядом.
- Пей, - сказала она, поднося чашу к его губам. Он выпил. В чаше было вино – слабое, кислое, отлично утоляющее жажду. Рима поставила пустую чашу на пол рядом с собой и принялась внимательно разглядывать Риддли. Молча. Он – из вредности – тоже молчал, ни о чем не спрашивая.
- Ну что ж, ты победил на арене, - сказала, наконец, Рима. Он шевельнул здоровым плечом, обозначая пожатие.
- Я неплохо заработала – практически никто на тебя не ставил.
- …
- Правда, на лечение тоже пришлось выложить значительную сумму – такое зелье стоит семьсот золотых, вообще-то!
- …
- Впрочем, для восстановления Зиннбада им потребуется куда больше денег, ха…
- …
- Какие мы вредные… не хотим разговаривать с хозяйкой?
- Ты мне не хозяйка.
- А вот и нет. Ты мой гладиатор, я твоя хозяйка. Привыкай.
- Не надейся.
- Куда ж ты денешься, мой эльф-гладиатор! Куда ж ты денешься…
Она по-хозяйски потрепала его по щеке – Риддли не успел отдёрнуть голову – и, наклонившись к нему, уверено поцеловала, придерживая за подбородок. После чего встала, подхватив с пола чашу, и сказала:
- Выздоравливай быстрее. Коллеги уже в очередь выстроились, предлагая мне своих гладиаторов на бой против тебя.
- Да хоть завтра, - зло буркнул Риддли, демонстративно вытирая губы здоровой рукой. – Чего ж думать о гладиаторах-то? Расходный материал.
Она насмешливо улыбнулась и вышла за дверь.
А Риддли, попытавшись подняться, обнаружил на ноге цепь, приковывающую его к кольцу, намертво вмурованному в каменную стену комнаты. Кажется, ему тут не особо доверяли…


Риддли окончательно встал на ноги чуть меньше чем за неделю – и его тут же выставили на бой против джинна. Джинн слишком полагался на магию, поэтому Риддли справился с ним довольно легко, отделавшись лёгким ожогом рук.
Через день его противником оказался угрюмый драконид, мастерски владевший длинным мечом. Бой вышел долгим, красивым и закончился, в общем, вничью – измотанные бойцы, не сговариваясь, срежиссировали для зрителей красивый финал, когда длинный меч драконида оказался приставлен к груди эльфа, а один из скимитаров недвусмысленно прижимался к горлу драконида. После чего дождались окончания восторженного рева зрителей, молча кивнули друг другу и разошлись. Вечером Риддли долго слушал недовольные увещевания Римы на тему мягкосердечности, которая абсолютно не котируется у зрителей, пришедших посмотреть на кровь, смерть и прочие зрелища. Риддли угрюмо молчал, перевязывая пострадавшее запястье, но не огрызался.
Потом был юный тираннозавр – и Риддли пришлось применить всё своё умение, чтобы не быть разорванным в клочья. А еще через день – три льва, выпущенных к нему на арену с небольшими промежутками.
Бои доставались ему непросто, убивать он терпеть не мог, а выбора не было. Убивай или умирай – закон Арены… а умирать не хотелось. К тому же, пока он оставался в живых, у него была надежда когда-нибудь всё-таки сбежать из этого проклятого Калимпорта. Поэтому Риддли улыбался и выходил на арену. Выходил побеждать.
После первого же боя с мертвым полуорком Риддли стал любимцем публики. Ловкий, гибкий, обаятельный… и непривычный для зрителей, привыкших к мощным тяжеловесным бойцам, он привлекал внимание. И привлекал вдвойне, оставаясь в живых после эффектных боев с теми самыми мощными тяжеловесными бойцами. Даже его подлые уличные трюки только раззадоривали публику, заставляя радостно вопить, когда его противник ошеломленно тряс головой, получив горсть песка в глаза, или грохался на землю от неожиданной подножки. Хочешь жить – тут не до правил.
Но публике нравилось. И Риддли с небрежным изяществом играл роль гладиатора, который нравится публике.
В том числе оставаясь наедине с Римой.
А так уж вышло, что наедине они оставались часто, потому что подлечивать эльфа-гладиатора приносили в ту самую комнату для прислуги, которая, как оказалось, находилась на первом этаже поместья Римы. Всё началось с насмешливых перепалок, а закончилось поцелуями… и не только поцелуями, к обоюдному удивлению… и удовольствию.
- Ты только не обольщайся, - сказала ему Рима после первой ночи. – Ты всего-навсего гладиатор, который привлек моё внимание.
- Это ты не обольщайся, - фыркнул он в ответ. – Ты всего-навсего красивая девчонка, которую я соблазнил.
- Кто кого соблазнил?!
- Заметь – первой поцеловала меня ты.
- А может, меня просто возбуждает, что ты в моей полной власти?
- Говори это себе почаще, девочка… авось поверишь.
- Надеюсь, завтра на арене тебя убьют.
- Тогда поставь против меня.
- Так и сделаю.
Это были странные ночи, и Риддли признавался себе в том, что ему вполне могло бы и понравиться в ненавистном Калимпорте… если бы не постоянное напоминание о том, кто он есть – раб, эльф-гладиатор, сражающийся на арене на потеху публике. Об этом напоминали цепи, которые с него снимали только на арене. Взгляды, которые кидали на него ракшасы, приводя к дверям спальни Римы. Равнодушные лица других рабов, покорность гладиаторов…
И Риддли, ненавидя Калимпорт всем сердцем, терпеливо ждал шанса сбежать.

Шанс представился спустя две недели после его появления в Калимпорте – кто-то из ракшасов случайно оставил ключи от его оков на столе в комнате Римы. Приметив это, Риддли словно невзначай бросил на ключи свою рубашку, а глубокой ночью, когда Рима крепко уснула в его объятьях, он осторожно высвободился, снял с ноги цепь и тихо-тихо вылез в окно. Это была далеко не первая его ночь в спальне Римы, поэтому ракшасы давно привыкли забирать его из комнаты только поздним утром. У Риддли в запасе было несколько часов, и он ими сполна воспользовался. За время, пока его не хватились, он выбрался из Калимпорта и оказался в пустыне.
От стен города в пустыню вела узкая тропа, едва различимая среди барханов, и Риддли устремился по ней, надеясь, что тропа приведет его в другой город или порт. Увы, тропа привела его к Лабиринту – к ритуальному сооружению Ян-ти, войти в которое, как оказалось, можно только как минимум вдвоем. Ибо для открытия двери необходимо было одновременно нажать две каменные панели, находящиеся друг от друга на значительном расстоянии. К сожалению, удрать дальше в пустыню он не успел – его настигли ракшасы, посланные в погоню разъяренной Римой. Как Рима и обещала Риддли в первый день их знакомства, они не церемонились. Схватив эльфа, ракшасы деловито избили его до потери сознания и отволокли обратно в Калимпорт, в подземные камеры под поместьем Римы. Где Риддли избили ещё раз – теперь уже неспешно и показательно перед холодно наблюдавшей за этим Римой – и приковали к стене в крохотной комнатушке где-то под тюремной лестницей. Ни еды, ни воды ему не полагалось, и, промучившись в оковах до вечера, Риддли, наконец-то, не то уснул, не то потерял сознание.

А когда он пришел в себя от лёгкого похлопывания по щеке, то оказалось, что он больше не прикован, малость подлечен, а над ним склонилась смутно знакомая ему компания в пять физиономий.
- Вы… кто такие? – удивленно выдохнул Риддли пересохшими губами.
- Да мы это… Ты нас тогда к проклятому кораблю доставил, - сбивчиво объяснил кто-то из склонившихся над ним людей. – Ну и… вмешался… и это… из-за нас тебя сюда вот и продали.
- Хмм…
- В общем, мы тебя выручать пришли.
- Прикольно…
- Встать сможешь?
- Смогу, – усмехнулся Риддли, поднимаясь на ноги. - Спрашиваете!..
И они двинулись наверх из тюремных камер, навстречу солнцу Калимпорта, зло рычащим ракшасам… и свободе.


30.08.16




@темы: тексты, ДнД

URL
Комментарии
2016-08-30 в 23:31 

Lunarcy
У каждого в жизни свой роковой койот
обещала плакат ;Ъ
:jump:

2016-08-30 в 23:47 

Альвар
aka Тёмный Игу
кхм)))))

URL
2016-09-07 в 23:03 

kiichiro
Подвиг - удел дураков.
А дальше будет?
Чет я залип) Прям жалко, что раньше не прочитал)) Оно такое прям хорошо пошло) Открываешь, думаешь, я только гляну, а уже очередная часть заканчивается оО
И оно так приятно написано, как будто история у костра. Заслушаться можно) А в голове живые образы вознкают^^ Спасибо)

2016-09-07 в 23:22 

Альвар
aka Тёмный Игу
не, дальше нет) дальше - просто был данж очередной, не описывать же, что в данже было)))

URL
2016-09-08 в 00:33 

kiichiro
Подвиг - удел дураков.
Альвар, жаль) А я так надеялся почитать) И про то, как потом Риддли Риму ходил спасать))

2016-09-08 в 07:36 

Альвар
aka Тёмный Игу
ну это был данж) шли, дрались... опять шли, опять дрались... в общем, данжи есть данжи)))
а потом.. выяснение отношений)
вообще на короткий текст хватит, если руки дойдут как-нибудь)

URL
2016-09-08 в 19:14 

kiichiro
Подвиг - удел дураков.
Альвар, мрр^^

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лисье

главная